Форумы inFrance  - Франция по-русски
Вернуться   Форумы inFrance - Франция по-русски > Наш дом культуры и отдыха > Литературный салон

        Ответ        
 
Опции темы Опции просмотра
  #1
Старое 02.08.2005, 03:04     Последний раз редактировалось Vishenka; 02.08.2005 в 03:24..
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Ах, если бы только не август... (памяти Николая Гумилева)

Александр Аркадьевич Галич
Кресты

Той лютой порой, той неверной
В тени разведенных мостов
Моталась она по Шпалерной,
Ходила она у "Крестов"

Ей в тягость... Да нет ей не в тягость!
Привычно, как росчерк пера.
Вот если бы только не август,
Не чертова эта пора.

Когда -то, когда - то, когда - то
Такой же был август, когда
Над черной водою Кронштадта
Стрельнула, как птица, беда

И разве не в августе снова
В еще не отмеренный год
Осудят мычанием слово
И совесть отправят в расход.

Но это потом, а покуда
В которую ночь - над Невой,
Уже не надеясь на чудо,
А только бы знать, что живой!

И в сумерки вписана четко
Такая, как после, в строфу
Седая девчоночья челка
Прилипшая к мокрому лбу

Ай сени мои, сени,
Кленовы ворота,
На кой тебе спасенние -
Ты та или не та.

Без счета и без края
Пойдут пылить года
Такая - не такая,
А прежняя беда.

Коротенькая челка
Колечками на лбу
Ступай, гуляй девчонка,
Пытай свою судьбу

А ночь опять бессветна,
Разведены мосты.
Я знал, что ты бессмертна,
Что и другая - ты...

И все еще случится,
И снова, как теперь
Невзгода постучится
В незапертую дверь.

И будет ночь, и челка
И ветер, и мосты,
Ступай, гуляй, девчонка
Ищи свои "Кресты".

И не устав ни капельки как будто,
Задумчива, тиха и весела
Она придет, озябшая под утро
И никому ни слова, где была.

Но с мокрых пальцев облизнет чернила
И скажет притулившись в уголке:
Прости, но мне бумаги не хватило,
Я на твоем пишу черновике.
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #2
Старое 02.08.2005, 03:15
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Андрей Вознесенский
ПУЛИ АВГУСТА


Семьдесят лет стоит за плечами русской поэзии Август, роковой кровавый месяц, пробитый пулей,— ровно 70 лет назад, в августе 1921-го, расстреляли Николая Гумилева. В начале августа арестовали, а 25-го, 26-го или 27-го (точная дата неизвестна) поэт был расстрелян.



Николай Гумилев стал первым, с которого начался счет поэтов, убитых Советской властью,— за ним следуют тени Осипа Мандельштама (соратника его по акмеизму), Павла Васильева, Т.Табидзе, Д. Андреева, Б. Корнилова...


«Темен жребий русского поэта»,— писал потрясенный гибелью Блока и Гумилева М. Волошин, художник и поэт, который ранее не стал стрелять в Гумилева во время их дуэли. И, кто знает, может быть, страна наша до сих пор расплачивается за этот грех, за уничтожение интеллигенции, духовного генофонда нации, и все наши несчастья, может быть,— возмездие за убиенных.

Но Святой Георгий тронул дважды Пулею не тронутую грудь.

Две пули летели в него. Одна, чужая, немецкая, свернула, обошла поэта. Другая, родная, нашла. В стихотворении «Рабочий» поэт, предчувствуя, вздохнул по своему губителю, христиански простил его, как, наверное, простил и сынка этого рабочего, метко вбившего в него пулю.



Петербуржец и парнасец, Гумилев был поэтом Культуры. Волевой, зрительный, выпуклый, нарочито монотонный, умелый гумилевский стих принадлежит к петербуржской школе поэзии. Она отлична от московской, стихийно духовной, орнаментальной школы. Духовная плотскость, классичность пропорций, прохлада пластики роднят его с городом Растрелли и Камерона. Свет белой ночи, спрессованный в мраморные колонны,— вот его стиль. Еще Брюсов почувствовал «нарисованные образы» у Гумилева, «где больше дано глазу, чем слуху».



Голос поэта из общей могилы, поэта, не погребенного по-христиански, звучал во многих поздних стихах, даже у московитян:



Я в твоих глазах увидел море,
Полыхающее голубым огнем.



Эти строки С. Есенина — очарованное эхо гумилевских строк:



«Что ты видишь во взоре моем,
В этом бледно мерцающем взоре?» —
Я в нем вижу глубокое море
С потонувшим большим кораблем».



Е. Винокуров, эрудит и поэт военной судьбы, когда-то обратил мое внимание на то, что самая знаменитая строка минувшей войны, симоновское «Жди меня и я вернусь» — рефрен, который полстраны молитвенно шептало в окопах, а вторая половина, словно экстрасенсы, пыталась силой внушения остановить смертельный полет пули — так вот эта строка, оказывается, перефразировала гумилевское:



Жди меня. Я не вернусь.



«Пожалуй, у Гумилева это сказано сильнее»,— резюмировал Винокуров.



Помню свое волнение от прочтения первой гумилевской строфы. Я был в девятом классе. По веяниям тех лет в нашу школу стали захаживать профессор и аспирант с филфака МГУ, чтобы вербовать абитуриентов. «Что там твой Пастернак — ты Гумилева почитай»,— высокомерно сказал мне аспирант и дал на ночь запретную брошюрку «Огненный столп», где на мелованной бумаге мерцали, как промытый жемчуг, слова. Меня, воспитанника трамвайных подножек, поразила и унесла траектория «Заблудившегося трамвая». Любви к Пастернаку это не поколебало, но, наверное, я учился классичности формы и у мэтра акмеизма. Вообще Гумилев, кстати, как и Лермонтов, особо любим в подростковом возрасте.



Ныне, слава Богу, Гумилев переиздан у нас, но мы должны поклониться тем, кто сохранил Слово его,— и прежде всего покойному Г. П. Струве, издавшему в Вашингтоне четырехтомник поэта, подобного которому при всей нашей гласности и кооперативности нет до сих пор у нас. Мне довелось видеть Г. П. Струве в годы, когда тот готовил III том собрания, приходилось бывать и читать у него в Беркли; помню, теперь уже благоговейно, платиновую воробьиную бородку этого российского интеллигента, ключаря культуры.



А вот несколько солдафонское воспоминание - рапорт штабс-капитана В. А. Карамзина, который был сослуживцем поэта по 5-му Александрийскому гусарскому полку в 1916 году.



«На обширном балконе меня встретил совсем мне не знакомый по полку офицер и тотчас же мне явился. «Прапорщик Гумилев»,— услышал я среди других слов явки и понял, с кем имею дело. Командир полка был занят, и мне пришлось ждать, пока он освободится. Я присел на балконе и стал наблюдать за прохаживавшимся по балкону Гумилевым. Должен сказать, что уродлив он был очень. Лицо как бы отекшее, с сливообразным носом и довольно резкими морщинами под глазами. Фигура тоже очень невыигрышная: свислые плечи, очень низкая талия, малый рост и особенно короткие ноги. При этом вся фигура его выражала чувство собственного достоинства.



Я начал с ним разговор и быстро перевел его на поэзию, в которой, кстати сказать, я мало что понимал.



— А вот скажите, пожалуйста, правда ли это или мне так кажется, что наше время бедно значительными поэтами? — начал я.— Вот если мы будем говорить военным языком, то мне кажется, что «генералов» среди теперешних поэтов нет.



— Ну, нет, почему так? — заговорил с расстановкой Гумилев.— Блок вполне «генерал-майора» вытянет.



— Ну, а Бальмонт в каких чинах, по-вашему, будет?



— Ради его больших трудов ему «штабс-капитана» дать можно.



Мне думается, что лучшие поэты перекомбинировали уже все возможные рифмы,— сказал я, — и остальным приходится повторять старые комбинации.



— Да, обычно это так, но бывает и теперь открытие новых рифм, хотя и очень редко. Вот и мне удалось найти шесть новых рифм, прежде ни у кого не встречавшихся...»



Бог с ним, с портретом, писанным армейской кистью. Да и как доверять точности мемуаристов, когда один свидетельствует о «малом росте и коротких ногах», другая, наоборот, о высоком росте и «длинноногой хорошей фигуре?» Но интересно: вот каков был уровень бесед императорского офицерского корпуса — образованной среды, выделившей из себя К. Р. и Скрябина. Шла беседа отнюдь не на уровне «е-твою мать, бляха-муха» — отечественные офицеры беседовали о рифмах Блока и Бальмонта. «В описываемый период поэтическим экстазом были заражены не только некоторые офицеры, но и гусары»,— вспоминает другой сослуживец поэта, полковник С. А.Топоров.



И какое четкое достоинство в самооценке мастера: «Шесть новых рифм». В погоне за ними, за шестеркой этих рифм, он носился и в Абиссинию, и на Двинский фронт.



Не пустыми молитвами оправдывает человек свою жизнь на земле. На земном пути своем он должен сам найти хотя бы несколько духовных зерен — шесть рифм, или хотя бы две метафоры, или хотя бы один добрый поступок. Человек должен сотворить свой духовный мир — по образу и подобию Божию.



В завещании своем, набросках неоконченной книги «Теория интегральной поэтики» поэт писал: «композиция лирики: при двух данных непременно третье — личность поэта».



В строфах его видна личность поэта и офицера.



Шесть рифм.



Два Георгия.



Одна пуля. (Или две?).

Видеом подсвечен мигалкой — кровавый фон и буквы имени проступают сквозь пулевые отверстия в белом листе.

В гибельные и непредсказуемые наши дни мужественные уроки Гумилева дают нам куда больше, чем многословные советы политологов. Вот строки из его поэтического завещания «Мои читатели», написанного в год смерти:



... когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо...



... А когда придет их последний час...
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда ...
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #3
Старое 02.08.2005, 09:00
Мэтр
 
Аватара для Kari
 
Дата рег-ции: 01.07.2004
Откуда: Msk
Сообщения: 934
Грустно мне, что август мокрый
Наших коней расседлал,
Занавешивает окна,
Запирает сеновал.

И садятся в поезд сонный,
Смутно чувствуя покой,
Кто мечтательно влюбленный,
Кто с разбитой головой.

И к Тебе, великий Боже,
Я с одной мольбой приду:
— Сделай так, чтоб было то же
Здесь и в будущем году.

Н.С. Гумилёв (авторство точно не установлено, приписывают ему)
Kari вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #4
Старое 02.08.2005, 17:06     Последний раз редактировалось irasweden; 03.08.2005 в 16:27..
Мэтр
 
Аватара для irasweden
 
Дата рег-ции: 27.06.2005
Откуда: Швеция
Сообщения: 3.847
Гумилев



Три недели мытарились,
Что ни ночь, то допрос—
И ни врач, ни нотариус,
Напоследок — матрос.

Он вошел черным парусом,
Уведет в никуда…
Вон болтается маузер
Поперек живота.

Революция с «гидрою»
Расправляться велит,
И наука не хитрая,
Если схвачен пиит.

…Не отвел ты напраслину,
Словно знал наперед:
Будет год — руки за спину
Флотский тоже пойдет,

И запишут в изменники
Вскорости кого хошь,
И с лихвой современники
Страх узнают и дрожь.

…Вроде пулям не кланялись,
Но зато наобум
Распинались и каялись
На голгофах трибун,

И спивались, изверившись,
И не вывез авось…
И стрелялись, и вешались,
А тебе не пришлось.

Царскосельскому Киплингу
Пофартило сберечь
Офицерскую выправку
И надменную речь.

…Ни болезни, ни старости
Ни измены себе
Не изведал и в августе,
В двадцать первом, к стене

Встал, холодной испарины
Не стирая с чела,
От позора избавленный
Петроградской ЧК.

автор: Владимир Корнилов
irasweden вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #5
Старое 03.08.2005, 16:25
Мэтр
 
Аватара для irasweden
 
Дата рег-ции: 27.06.2005
Откуда: Швеция
Сообщения: 3.847
«Я вежлив с жизнью современною,
Но между нами есть преграда,
Все, что смешит ее, надменную,
Моя единая отрада…»


Загадки гибели Н.Гумилева


В августе 1996 года исполнилось 75 лет со дня трагической гибели великого русского поэта Николая Степановича Гумилева, расстрелянного петроградскими чекистами, предположительно 24 или 25 августа, где-то в районе станции Бернгардовка под Петроградом, в долине р.Лубья. Август 1921 года был скорбным месяцем русской поэзии: 7 августа скончался другой замечательный русский поэт - Александр Блок, вечный соперник и антагонист Гумилева.


Потрясенный почти одновременной смертью двух лучших поэтов России, Максимилиан Волошин посвятил памяти Блока и Гумилева стихи:
С каждым днем все диче и все глуше
Мертвенная цепенеет ночь.
Смрадный ветр, как свечи, жизни тушит.
Ни позвать, ни крикнуть, ни помочь.
Темен жребий русского поэта.
Неисповедимый рок ведет
Пушкина под дуло пистолета,
Достоевского на эшафот.
Может быть, такой же жребий выну,
Горькая детоубийца, Русь,
И на дне твоих подвалов сгину
Иль в кровавой луже поскользнусь.
Но твоей Голгофы не покину,
От твоих могил не отрекусь.
Доконает голод или злоба,
Но удел не выберу иной:
Умирать, так умирать с тобой,
И с тобой, как Лазарь, встать из гроба.

Как сильно разошлись пути и судьбы Гумилева и Блока. Александр Блок всегда сочувствовал русской революции, работал в комиссии по расследованию преступлений царского правительства, написал поэму "Двенадцать", где оправдывал бессудные расстрелы и грабежи, а во главе революционного сброда кощунственно поставил Иисуса Христа (Гумилев говорил, что этой своей поэмой Блок вторично распял Христа и еще раз расстрелял Государя). А Николай Гумилев никогда не скрывал своих монархических убеждений, ни в личных беседах, ни на литературных вечерах, и не захотел их скрыть даже на допросах у чекистов.

Николая Степановича убили в самом расцвете его таланта; каждый новый сборник его стихов был новой гранью его творчества, новой вершиной, им завоеванной, и Бог весть, каких высот достигла бы русская поэзия, если бы Гумилева не вырвала из жизни Петроградская ЧК. А.Блок тяжело умирал от застарелой болезни сердца, незадолго до смерти он помешался; его воспаленным мозгом овладела навязчивая мысль: надо уничтожить все экземпляры поэмы "Двенадцать", из-за которой многие русские люди перестали подавать ему руку. Ему чудилось, что он уже уничтожил все экземпляры, но остался еще один, у Брюсова, и в предсмертном бреду Блок повторял: "Я заставлю его отдать. Я убью его". Мы не знаем, сколь мучительна была насильственная смерть Н.Гумилева, но зато знаем, что умер он так же мужественно, как и жил: никого не предав, не оговорив никого из друзей и знакомых, не попытавшись спасти свою жизнь ценой подлости, измены, позора. Он был вправе надеяться, что после смерти будет

...представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами
Ждать спокойно Его суда.

О мужественном поведении Н.Гумилева в ЧК ходят легенды. Из тюрьмы он писал жене: "Не беспокойся обо мне. Я здоров, пишу стихи и играю в шахматы". Он был спокоен при аресте и при допросах, "так же спокоен, как когда стрелял львов, водил улан в атаку, говорил о верности "своему Государю" в лицо матросам Балтфлота" (Г.Иванов). Чекист Дзержибашев, известный в литературных кругах и внушавший знакомым какую-то неизъяснимую симпатию, весьма загадочная личность, неожиданно расстрелянный в 1924 году, восхищался мужественным поведением Гумилева на допросах. Перед расстрелом Гумилев написал на стене камеры простые и мудрые слова: "Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь". Г.Иванов передает рассказ С.Боброва, поэта-футуриста, кокаиниста и большевика, возможно, чекиста, с каким достоинством Н.Гумилев вел себя на расстреле: "Знаете, шикарно умер. Я слышал из первых уст. Улыбался, докурил папиросу... Даже на ребят из особого отдела произвел впечатление... Мало кто так умирает..." Мать Гумилева так и не поверила, что ее сына расстреляли. До последних дней своей жизни она верила, что он ускользнул из рук чекистов и уехал на Мадагаскар. В день ареста Н.Гумилев провел свой последний вечер литературного кружка, окруженный влюбленной в него молодежью. В этот вечер он был оживлен, в прекрасном настроении, засиделся, возвращался домой около двух часов ночи. Девушки и молодые люди провожали его. Около дома его ждал автомобиль. На квартире у него была засада, арестовывали всех пришедших (правда, потом освободили).

В тюрьму он взял с собою Евангелие и Гомера. Большинство знакомых Н.Гумилева было убеждено, что под арест он попал по ошибке и скоро будет освобожден.

О расстреле Н.Гумилева Петроград узнал 1 сентября из расклеенных по городу объявлений, Ольга Форш писала об этом дне: "А назавтра, хотя улицы были полны народом, они показались пустынными. Такое безмолвие может быть только... когда в доме покойник и живые к нему только что вошли. На столбах был расклеен один, приведенный уже в исполнение, приговор. Имя поэта там значилось... К уже ставшим недвижно подходил новый, прочитывал - чуть отойдя, оставался стоять. На проспектах, улицах, площадях возникли окаменелости. Каменный город". Один из мемуаристов вспоминает: "Я ... остановился у забора, где выклеен был печатный лист, и взор мой прямо упал на фамилию Гумилева... А ниже: приговор исполнен... Мне показалось, что эти ужасные слова кто-то выкрикнул мне в ухо. Земля ушла из-под ног моих... Я не помнил, куда иду, где я. Я выл от горя и отчаяния. "Однако... И перевернуло же Вас!" - сказал, увидя меня через несколько дней, Гурович".


Почему же гибель Н.Гумилева так потрясла русское общество, уже привыкшее с февраля 1917 г. к бессудным расстрелам, убийствам на улицах, на дому и в больницах, а с 1918 г. - к казням заложников, к так называемому "красному террору"? После долгих лет забвения Николая Гумилева, сопровождавших его посмертно лживых обвинений и искажения исторической правды, мы еще не вполне ясно осознаем, что для многих его современников его расстрел был равнозначен расстрелу А.Пушкина. Ушедший в эмиграцию поэт и литературовед Л.Страховский писал: "Глубочайшая трагедия русской поэзии в том, что три ее самых замечательных поэта кончили свою жизнь насильственной смертью и при этом в молодых годах: Пушкин - тридцати семи лет, Лермонтов - двадцати шести, Гумилев - тридцати пяти".
Несмотря на всю рискованность такой акции, группа литераторов обратилась к Советскому правительству с письмом в защиту Николая Гумилева. Письмо подписали А.Волынский, М.Лозинский, Б.Харитон, А.Маширов (Самобытник), М.Горький, И.Ладыжников. Даже после расстрела многие не могли поверить, что Советская власть решилась уничтожить Н.Гумилева. Ходили легенды, что якобы М.Горький лично ездил в Москву к Ленину просить за Гумилева, что бумага о помиловании опоздала или была задержана по личному указанию главного палача Петрограда Григория Зиновьева (Радомысльского-Апфельбаума). Бумаги о помиловании в деле Н.Гумилева нет, наверное, ее никогда и не было. В эти дни интеллектуальная элита Петрограда проявила себя достаточно мужественно. В Казанском соборе была заказана панихида по Николаю Гумилеву. Фамилия его, конечно, не называлась, но все понимали слова священника: "Помяни душу убиенного раба твоего, Николая", по ком идет служба. Несколькими днями позднее была проведена еще одна панихида - в весьма популярной в народе Спасской часовне Гуслицкого монастыря, которая находилась на Невском проспекте перед портиком Перинной линии (ныне не существует). И если друзья и почитатели Гумилева не могли заполнить кафедрального собора, то часовня была набита битком людьми, пришедшими отдать дань великому русскому поэту. Среди петербуржцев ходила легенда, что раздраженный такой манифестацией Григорий Зиновьев приказал разрушить эту часовню (в действительности она была снесена через восемь лет по требованию общества "Старый Петербург" как "уродливая").
В наши дни одна за другой появляются публикации о том, как проходило в ЧК дело Николая Гумилева, печатаются выдержки из протоколов следствия, но много остается еще нераскрытым. Мы последовательно сначала узнали, что вина Николая Гумилева была только в недонесении, хотя об этом, прочтя текст приговора, оказывается писал еще А.Ф.Кони: "За это по старым прецедентам можно было только взять подписку о неучастии в противоправительственных организациях и отпустить". Позднее мы узнали, что заговора В.Таганцева вообще не было, что он придуман чекистами для развертывания очередной волны террора. Но неужели одна сплошная выдумка - мемуары учеников Гумилева Ирины Одоевцевой и Георгия Иванова, в которых написано, что Гумилев был членом контрреволюционной организации и даже возглавлял ячейку, написал (и читал Г.Иванову) прокламацию для кронштадтских моряков, в кронштадтские дни ходил, переодетый, вести агитацию в рабочих кварталах, во время поездки в Крым летом 1921 г. участвовал в вербовке уцелевших белых офицеров в эту организацию и т.п.? И как это похоже на Гумилева с его склонностью к риску, с благородными устремлениями "угрюмого и упрямого зодчего Храма, восстающего во мгле":

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

А если всего этого нет в материалах следствия, то ведь это может означать и то, что изощренному следователю Якобсону не удалось получить от мужественного поэта нужных показаний. Все здесь остается неясным. За всем этим постоянно чувствуется какая-то недоговоренность. Арестован Гумилев был по показаниям В.Таганцева, но оказывается были и другие источники, которые остались нераскрытыми. Ряду арестованных после просьб общественности наказания были смягчены (от двух лет заключения до помилования), но формально ни в чем неповинного Гумилева это не коснулось. Мы полагаем, что главная причина расстрела Н.Гумилева - вовсе не таганцевское дело и не участие в иной недоказанной контрреволюционной группе. Если бы даже никакого таганцевского дела не было, он все равно был бы обречен. И он сам чувствовал это. Тут и его страшное предвидение в стихотворении "Заблудившийся трамвай", написанном им все в том же роковом 1921 году:

В красной рубахе, с лицом, как вымя,
Голову срезал палач и мне.
Она лежала вместе с другими

Там, в ящике скользком, на самом дне. и прямое указание в одном из последних стихотворений, что за ним ведется слежка:

После стольких лет
Я пришел назад,
Но изгнанник я,
И за мной следят.
. . . . . . . . .
Смерть в дому моем,
И в дому твоем, -
Ничего, что смерть,
Если мы вдвоем.

Писатель Ю.Юркун предупреждал Гумилева: "Николай Степанович, я слышал, что за Вами следят. Вам лучше скрыться".

Главная причина его гибели - его необычайная популярность среди молодежи, его успешная деятельность в многочисленных поэтических школах и студиях (современники говорили, что те, кто побывал на гумилевских семинарах, навсегда погибли для "пролетарского искусства"), его блестящие выступления на поэтических вечерах, наконец, завоеванный им пост главы петроградских поэтов, когда он при баллотировке обошел А.Блока. Мемуаристы вспоминают, как после публичного чтения поэмы "Двенадцать" супругой Блока Л.Менделеевой слушатели освистали эту поэму. Следующей была очередь выступать Блока, но он с трясущейся губой повторял: "Я не пойду, я не пойду". Тогда к нему подошел Гумилев, сказал: "Эх, Александр Александрович, написали, так и признавайтесь, а лучше бы не писали" и вышел вместо него на эстраду. Он спокойно смотрел на бушующий зал "своими серо-голубыми глазами. Так, вероятно, он смотрел на диких зверей в дебрях Африки, держа наготове свое верное нарезное ружье". И когда зал начал утихать, стал читать свои стихи, и такова была исходящая от них магическая сила, что чтение сопровождалось бурными аплодисментами. А потом умиротворенный зал согласился выслушать и Александра Блока.

Могли ли советские руководители потерпеть такого явного лидера, кумира петроградской молодежи, не желавшего шагать в ногу с ними, да еще открыто объявлявшего себя монархистом? Скорее всего по делу Гумилева уже давно велась заблаговременная и тщательная подготовка.

Очень странным выглядит написание А.Блоком злой и несправедливой статьи "Без божества, без вдохновенья", направленной против акмеистов и лично Гумилева в апреле 1921 г., то есть еще до начала таганцевского дела, за четыре месяца до трагической гибели Николая Степановича. Ведь манифест акмеистов был опубликован за 8 лет до этого, и, казалось бы, для чего было А.Блоку столько лет выжидать, чтобы начать борьбу с новым и уже победившим символизм направлением. Какова причина появления этой статьи? Ревность побежденного в поэтическом соревновании? Нет, для Блока это было бы слишком мелким.

Перечитаем еще раз эту статью, и мы увидим, что А.Блок произвольно и неточно толкует в ней литературоведческие работы Н.Гумилева, что он слеп и глух к чеканной мощи гумилевских стихов, что вся статья бездоказательна и носит характер заказной. Именно таким образом в те годы готовились политические процессы: все начиналось с выступлений в прессе, затем проходили обсуждения в коллективах, а затем уже дело поступало в карательные органы.

Не была ли первой ласточкой антигумилевской кампании статья, заказанная А.Блоку? Анна Ахматова говорила, что Блока "заставили" написать эту статью. Некоторыми предполагалось, что это друзья Блока потребовали от него, чтобы он рассчитался с акмеистами. Но Анна Ахматова, по свидетельству М.И.Будыко, всегда чувствовала, что скорее всего причина появления этой статьи - это поражение А.Блока при перевыборах председателя "Союза поэтов". В очень кратких дневниковых записях А.Блока есть упоминание, что он несколько раз встречался с чекистом Озолиным в 1921 году и, по крайней мере при одной из таких встреч, обсуждался провал Блока при перевыборах. И столь ли уж важно, получил ли Блок задание написать эту статью прямо из ЧК, или ему это передали через людей его окружения?

Интересно, что до опубликования эта статья стала всем известна, в том числе и Гумилеву, который в первый раз жестоко обиделся на Блока, но подготовил вполне корректный и обоснованный ответ (напечатанный после его смерти). Кто-то целенаправленно распространял статью А.Блока по городу. Но дальше еще интереснее, в 1921 году статья Блока так и не была опубликована: она вдруг стала не нужна. Гумилева подключили в таганцевскому делу, решено было осудить Гумилева за причастность к Петербургской Боевой Организации (ПБО), это показалось проще и эффективнее, чем преследовать поэта на идеологической почве. Статья А.Блока была опубликована только в 1925 году, через 4 года после смерти и А.Блока, и Н.Гумилева, когда неиссякаемая популярность поэзии Николая Степановича, которого продолжали издавать посмертно, заставила искать средства его дискредитации.

Правы ли мы в наших предположениях? Для выяснения истины есть только один путь - получить доступ к еще нераскрытым до конца секретным архивам. Быть может, среди них мы найдем и папку с планом антигумилевской кампании и доподлинно узнаем долю вины всех тех, кто в нее был вовлечен, имена которых нам пока не хотят называть.


автор: А. Доливо-Добровольский
источник: Редакция журнала СПб
irasweden вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #6
Старое 04.08.2005, 02:47
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Спасибо, девочки-подростки (см. Вознесенского
Цитата:
Вообще Гумилев, кстати, как и Лермонтов, особо любим в подростковом возрасте
).
С оценкой Доливо-Добровольским роли Блока не согласна - все объясняет фраза
А. Доливо-Добровольский пишет:
незадолго до смерти он помешался
Что можно спрашивать с сумасшедшего, какую мотивацию искать? С сумасшествием он, кстати, боролся дольше, чем Доливо-Добровольский думает.
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #7
Старое 04.08.2005, 02:58
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Тоже Галич, но уже о Блоке. Очень люблю его Литераторские мостки. Спасибо www.poetrus.by.ru

Цыганский романс 


Повстречала девчонка бога, 
Бог пил горькую в монопольке, 
Ну, и много ль от бога прока, 
В чертовне и чаду попойки? 
Ах, как пилось к полночи! 
Как в башке гудело, 
Как цыгане, сволочи, 
Пели "Конавэлла"! 

"Ай да Конавэлла, гран традела", 
Ай да йорысака палалховела"! 

А девчонка сидела с богом, 
К богу фасом, а к прочим боком, 
Ей домой бы бежать к папане, 
А она чокается шампанью. 
Ай елки-мочалочки, 
Сладко вина пьются 
В серебряной чарочке 
На золотом блюдце! 

Кому чару пить?! Кому здраву быть?! 
Королевичу Александровичу! 

С самоваров к чертям полуда, 
Чад летал над столами сотью, 
А в четвертом часу под утро, 
Бог последнюю кинул сотню... 

Бога, пьяного в дугу, 
Все теперь цукали, 
И цыгане - ни гу-гу, 
Разбрелись цыгане, 
И друзья, допив до дна,- 
Скатертью дорога! 
Лишь девчонка та одна 
Не бросала бога. 
А девчонка эта с Охты, 
И глаза у ней цвета охры, 
Ждет маманя свою кровинку, 
А она с богом сидит в обнимку. 
И надменный половой 
Шваркал мокрой тряпкой, 
Бог с поникшей головой 
Горбил плечи зябко 
И просил у цыган хоть слова, 
Хоть немножечко, хоть чуть слышно, 
А в ответ ему-жбан рассола: 
Понимай, мол, что время вышло! 
Вместо водочки - вода, 
Вместо пива - пена!... 
И девчоночка тогда 
Тоненька запела: 

"Ай да Конавелла, гран-традела, 
Ай да йорысака палалховела..." 

Ах, как пела девчонка богу! 
И про поле и про дорогу, 
И про сумерки и про зори, 
И про милых, ушедших в море, 
Ах, как пела девчонка богу! 
Ах, как пела девчонка Блоку! 
И не знала она, не знала, 
Что бессмертной в то утро стала. 

Этот тоненький голос в трактирном чаду 
Будет вечно звенеть в "Соловьином саду".
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #8
Старое 04.08.2005, 04:42
Мэтр
 
Аватара для irasweden
 
Дата рег-ции: 27.06.2005
Откуда: Швеция
Сообщения: 3.847
Тот август, как желтое пламя...

Тот август, как желтое пламя,
Пробившееся сквозь дым,
Тот август поднялся над нами,
Как огненный серафим.

И в город печали и гнева
Из тихой Корельской земли
Мы двое — воин и дева —
Студеным утром вошли.

Что сталось с нашей столицей,
Кто солнце на землю низвел?
Казался летящей птицей
На штандарте черный орел.

На дикий лагерь похожим
Стал город пышных смотров,
Слепило глаза прохожим
Сверканье пик и штыков.

И серые пушки гремели
На Троицком гулком мосту,
А липы еще зеленели
В таинственном Летнем саду.

И брат мне сказал: «Настали
Для меня великие дни.
Теперь ты наши печали
И радость одна храни».

Как будто ключи оставил
Хозяйке усадьбы своей,
А ветер восточный славил
Ковыли приволжских степей.

автор: Анна Ахматова
irasweden вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #9
Старое 04.08.2005, 20:12
Мэтр
 
Аватара для irasweden
 
Дата рег-ции: 27.06.2005
Откуда: Швеция
Сообщения: 3.847
Здесь Несмелов полимизирует с "Волшебной скрипкой", он даже специально написал свое стихотворение точно тем же размером, что и Гумилев. Любителям поэзии наверное, будет интересно их оба рядом увидеть и прочесть.

Н.Гумилев

ВОЛШЕБНАЯ СКРИПКА
(Валерию Брюсову)

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой; под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, -
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
В очи, глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу - ты смеешься, эти взоры - два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!


А. Несмелов.

В ЗАТОНУВШЕЙ СУБМАРИНЕ

Облик рабский, низколобый
Отрыгнет поэт, отринет:
Несгибаемые души
Не снижают свой полет.
Но поэтом быть попробуй
В затонувшей субмарине,
Где ладонь свою удушье
На уста твои кладет.

Где за стенкою железной
Тишина подводной ночи,
Где во тьме, такой бесшумной, —
Ни надежд, ни слез, ни вер,
Где рыданья бесполезны,
Где дыханье всё короче,
Где товарищ твой безумный
Поднимает револьвер.

Но прекрасно сердце наше,
Человеческое сердце:
Не подобие ли Бога
Повторил собой Адам?
В этот бред, в удушный кашель
(Словно водный свод разверзся)
Кто-то с ласковостью строгой
Слово силы кинет нам.

И не молния ли это
Из надводных, поднебесных,
Надохваченных рассудком
Озаряющих глубин, —
Вот рождение поэта,
И оно всегда чудесно,
И под солнцем, и во мраке
Затонувших субмарин.
irasweden вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #10
Старое 05.08.2005, 02:22
Мэтр
 
Аватара для Casanier
 
Дата рег-ции: 14.08.2004
Откуда: Paris
Сообщения: 849
ПОСЛЕ СМЕРТИ

Я уйду, убегу от тоски,
Я назад ни за что не взгляну,
Но сжимая руками виски,
Я лицом упаду в тишину.
И пойду в голубые сады
Между ласковых серых равнин,
Чтобы рвать золотые плоды,
Потаенные сказки глубин.
Гибких трав вечереющий шелк
И второе мое бытие...
Да, сюда не прокрадется волк,
Там вцепившийся в горло мое.
Я пойду и присяду, устав,
Под уютный задумчивый куст,
И не двинется в призрачность трав,
Горизонт будет нежен и пуст.
Пронесутся века, не года,
Но и здесь я печаль сохраню,
Так я буду бояться всегда
Возвращенья к распутному дню.

Н. Гумилев
__________________
Но вы же, профессор Бор, - не верите во всю эту чушь, будто бы лошадиная подкова приносит удачу?!
- Конечно, не верю. Главное, что работает, а веришь ты в это или нет -не важно
Casanier вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #11
Старое 21.08.2005, 18:17     Последний раз редактировалось Albosha; 27.08.2005 в 17:35..
Заблокирован(а)
 
Дата рег-ции: 20.08.2005
Сообщения: 10
Vishenka пишет:
Александр Аркадьевич Галич
Кресты 
 
Той лютой порой, той неверной 
В тени разведенных мостов 
Моталась она по Шпалерной, 
Ходила она у "Крестов" 

и т.д.
Отмодерировано.
палач вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #12
Старое 24.08.2005, 13:24     Последний раз редактировалось Vishenka; 24.08.2005 в 13:33..
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
палач пишет:
Иль приключений поискать на жопу?
Фи, какое амикошонство Олег Аранович кого-то вместе с Ахматовой крестил? А по теме - хрестоматийно, могу засыпать, мало не покажется:
Ахматова пишет:



Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: "Иди сюда,
Оставь свой край, глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну черный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид".

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернился скорбный дух.
Ахматова пишет:
Не с теми я, кто бросил землю
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю,
Им песен я своих не дам.



Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключенный, как больной.
Темна твоя дорога, странник,
Полынью пахнет хлеб чужой.



А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.



И знаем, что в оценке поздней
Оправдан будет каждый час...
Но в мире нет людей бесслезней,
Надменнее и проще нас
Ахматова пишет:
Прав, что не взял меня с собой
И не назвал своей подругой,
Я стала песней и судьбой,
Ночной бессонницей и вьюгой.
Меня бы не узнали вы
На пригородном полустанке
В той молодящейся, увы,
И деловитой парижанке.
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #13
Старое 25.08.2005, 01:22
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Из книги Аллы Демидовой "Ахматовские зеркала" http://www.demidova.ru/books/ahmzerkala/text/2.php
Демидова пишет:
«Август у меня всегда страшный месяц», - сказала как-то Ахматова одной из своих собеседниц.


В августе 1914 года началась Первая мировая война. Август для Ахматовой - месяц расставания, прощания, печали, поминания.


Тот август как желтое пламя,
Пробившееся сквозь дым,
Тот август поднялся над нами,
Как огненный Серафим.


Я помню, после августовских событий 1991 года в Большом театре в Москве был вечер памяти трех мальчиков, погибших под танками в ночь на 20 августа, и я должна была выступать среди других актеров. Я прочитала эти стихи Ахматовой и почувствовала, что ни одна живая душа в зале не поняла, что они были написаны о Первой мировой войне. Стихи воспринимались как сочиненные только что, конкретно к событиям 1991 года. Кем? Мною?..


...


Итак, август.


7 августа 21-го года умирает Блок, в августе 21-го года арестован и 25 августа расстрелян Гумилев. 16 августа 21-го года, после его ареста, но еще до расстрела, Ахматова написала стихотворение «Не бывать тебе в живых...». 25 августа 1915 года умер отец Ахматовой Андрей Антонович Горенко.


Николай Пунин был второй раз арестован 26 августа 1949 года и умер в лагере 21 августа 1951 года. «Отбросив всякие суеверия, - говорила Ахматова, - все-таки призадумаешься».


31 августа 1941 года повесилась в Елабуге Марина Цветаева.


Стихотворение «Когда погребают эпоху...» первоначально называлось «Август 1940».


14 августа 1946 года, в годовщину ареста сына, появилось знаменитое ждановское постановление.


В стихотворении «Сон», датированном, как я уже говорила, 14 августа 1956 года:


О август мой, как мог ты весть такую
Мне в годовщину страшную отдать!


Итак, сороковой год - последний, роковой порог, с этого года у эпохи:


...уже иссякли мира силы,
Все было в трауре, все никло от невзгод,
И были свежи лишь могилы.


...
А если вернуться к ахматовскому августу, то 8 августа 1965 года записано: «В этот месяц, когда я, кажется, нуждаюсь в утешении, мне прислал его только Элиот: «Единственная мудрость, которую мы можем надеяться достичь, - это мудрость смирения: смирение бесконечно...»
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #14
Старое 25.08.2005, 09:31     Последний раз редактировалось Albosha; 27.08.2005 в 17:36..
Заблокирован(а)
 
Дата рег-ции: 20.08.2005
Сообщения: 10
Vishenka пишет:
Фи, какое амикошонство Олег Аранович кого-то вместе с Ахматовой крестил? А по теме - хрестоматийно, могу засыпать, мало не покажется:
Отмодерировано.
палач вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #15
Старое 25.08.2005, 14:03
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Цитата:
охуели
Цитата:
блядей
Я на таком языке сознательно и принципиально не разговариваю, несмотря на ахматовское "мы филологи, нам всякие слова говорить можно", да и не филолог я, хотя в отличие от Галины "извените" не напишу - рука дрогнет. Посему дальнейшего смысла в продолжении беседы не вижу, не обессудьте.
Логика женская у меня, согласна, и горжусь этим, хотя каким образом Аронович вывел из моих постов восхищение гражданской позицией Ахматовой - "зарэж, нэ понимаю". У меня есть восхищение "женской позицией" Ахматовой - искала счастья до конца и чисто бабья жалость с моей стороны - так и не смогла его найти
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #16
Старое 25.08.2005, 18:42
Новосёл
 
Аватара для Баба Яга
 
Дата рег-ции: 25.08.2005
Откуда: США
Сообщения: 4
Есть вещи, которые необходимо произносить вслух, для очистки воздуха. Какая гадость этот ваш Аронович.
Баба Яга вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #17
Старое 25.08.2005, 20:48     Последний раз редактировалось Albosha; 27.08.2005 в 17:36..
Заблокирован(а)
 
Дата рег-ции: 20.08.2005
Сообщения: 10
Vishenka пишет:
Из книги Аллы Демидовой "Ахматовские зеркала" http://www.demidova.ru/books/ahmzerkala/text/2.php
Отмодерировано.
палач вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #18
Старое 26.08.2005, 20:18     Последний раз редактировалось Albosha; 27.08.2005 в 17:37..
Заблокирован(а)
 
Дата рег-ции: 20.08.2005
Сообщения: 10
Vishenka пишет:
Я на таком языке сознательно и принципиально не разговариваю, несмотря на ахматовское "мы филологи, нам всякие слова говорить можно", да и не филолог я, хотя в отличие от Галины "извените" не напишу - рука дрогнет. Посему дальнейшего смысла в продолжении беседы не вижу, не обессудьте.
Логика женская у меня, согласна, и горжусь этим, хотя каким образом Аронович вывел из моих постов восхищение гражданской позицией Ахматовой - "зарэж, нэ понимаю". У меня есть восхищение "женской позицией" Ахматовой - искала счастья до конца и чисто бабья жалость с моей стороны - так и не смогла его найти
Отмодерировано.
палач вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #19
Старое 26.08.2005, 20:26     Последний раз редактировалось Albosha; 27.08.2005 в 17:37..
Заблокирован(а)
 
Дата рег-ции: 20.08.2005
Сообщения: 10
Баба Яга пишет:
Есть вещи, которые необходимо произносить вслух, для очистки воздуха. Какая гадость этот ваш Аронович.
Отмодерировано.
палач вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #20
Старое 27.08.2005, 18:33
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
Анатолий Найман




Хоть картина недавняя, лак уже слез,
Но сияет еще позолотою рама:
Две фигуры бредут через реденький лес,
Это я и прекрасная старая дама.

Ах, пожалуй, ее уже нет, умерла.
Но опять как тогда (объясню ли толково?)
Я еще не вмешался в чужие дела
Мне никто не сказал еще слова плохого.

Кто был жив, те и живы, на воле друзья,
Под ногами песок и опавшая хвоя,
Кто-то громко смеется - наверное, я,
В этих пепельных сумерках нас только двое.

Все, что нам пригодится на годы вперед,
Можно выбрать из груды ненужного хлама,
Мне об этом с усмешкой в тот траурный год
Говорила прекрасная старая дама.

Да, конечно, ее уже нет, умерла.
Но о том, как мне жить, еще не было речи,
Кто-то жалит уже - но еще не со зла,
Электричества нет - но и лучше, что свечи.

Печь затопим, заброшенный дом оживим,
И подружимся с кем-то из призраков местных,
И послушаем Моцарта - о, херувим,
Он занес к нам те несколько песен небесных.

Хорошо... И хотя никакому ключу
Не открыть погребенную в хламе шкатулку,
Я теперь ни при чем и, когда захочу
Выхожу на последнюю эту прогулку.

Свет осенний по-прежнему льется с небес.
День безветренный. Тихо. И держатся прямо
Две фигуры, бредя через реденький лес:
Это я и прекрасная старая дама.
1969
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #21
Старое 27.08.2005, 22:11
Мэтр
 
Аватара для irasweden
 
Дата рег-ции: 27.06.2005
Откуда: Швеция
Сообщения: 3.847
Николай Гумилев



ПАМЯТЬ
Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведешь, как под уздцы коня,
Ты расскажешь мне о тех, что раньше
В этом теле жили до меня.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребенок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака -
Вот кого он взял себе в друзья,
Память, память, ты не сыщешь знака,
Не уверишь мир, что то был я.

И второй... Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь - его подруга,
Коврик под его ногами - мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царем,
Он повесил вывеску поэта
Над дверьми в мой молчаливый дом.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка,
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это или кто другой
Променял веселую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею не тронутую грудь.

Я - угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле,
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный -
И прольется с неба страшный свет,
Это Млечный Путь расцвел нежданно
Садом ослепительных планет.

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо; но все пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Крикну я... но разве кто поможет,
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.
<Апрель 1921>
irasweden вне форумов  
 Ответ с цитатой 
  #22
Старое 19.08.2006, 13:11
Кандидат в мэтры
 
Аватара для Vishenka
 
Дата рег-ции: 14.11.2002
Сообщения: 2.641
К 120- летию со дня рождения Н.С. Гумилева.
Выставка. "Николай Гумилев в памяти сына".
Редкие прижизненные издания поэта, автографы, фотографии,
графические портреты, самиздатовский сборник стихов 70-х годов.
До 30 августа.
С 11.00 до 18.00, кр. вс., пн.
Музей-квартира Л.Н. Гумилева ( СПб, Коломенская ул. 1/15).
Контактный телефон: 571-09-52
Vishenka вне форумов  
 Ответ с цитатой 
        Ответ        


Закладки


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Нужен совет, как можно найти во Франции человека, если знаешь только его ФИО nati2906 Встречи-тусовки во Франции и России 3 05.07.2014 23:58
Как купить на сайте в Англии и переслать в Европу, если доставка только по Англии? кокина Цены, покупки, банки, налоги 16 21.02.2013 10:53
Как получить паспорт, если есть только titre de séjour? mikhaiov Административные и юридические вопросы 7 26.10.2009 13:25
Если вам откровенно хамят только потому, что вы иностранец Ira B Иммиграция-адаптация-интеграция-ностальгия 117 01.05.2005 22:23


Часовой пояс GMT +2, время: 03:54.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
 
Рейтинг@Mail.ru
 
©2000 - 2005 Нелла Цветова
©2006 - 2018 infrance.su
Design, scripts upgrade ©Oleg, ALX